В ВОПРОСАХ ПРОЕКТИРОВАНИЯ СТРОИТЕЛЬНЫХ КОНСТРУКЦИЙ МЫ ДОЛЖНЫ СООТВЕТСТВОВАТЬ ЕВРОПЕЙСКИМ ПРАВИЛАМ

О жизни во время кризиса, новых проектах и переходе Украины на Еврокоды нам рассказал Александр Шимановский, генеральный директор Украинского института стальных конструкций им. В. Н. Шимановского.

Как Вы можете охарактеризовать сложившуюся сегодня ситуацию на рынке проектных услуг?

Стоит начать с того, что мировой финансовый кризис по Украине ударил значительно сильнее, чем по другим странам. В результате, с сентября 2008 до конца 2013 объемы строительства в Украине снизились примерно на 75%. Причем, жилищное строительство демонстрирует меньшие темпы падения, а спрос в промышленном сегменте практически снизился до нуля. В 2012-2013 годы в Украине практически не проектировались и не строились, за редким исключением, новые промышленные мощности. Только в 2016 году по данным Госстата за январь-июль строительная отрасль показала небольшой рост в 11%, что является мизером, не позволяющим украинским строительным компаниями, особенно занимающимся промышленным проектированием, выйти из «режима выживания».

Как Институту удается выжить в сложившихся условиях?

Вот уже несколько лет наш Институт не получает новых заказов на проектирование промышленных объектов. Все усилия инвестора направлены на поддержание в эксплуатационном состоянии существующих промышленных сооружений. Поэтому сегодня мы занимаемся, в основном, обследованием промышленных объектов и даем рекомендации по усилению, обновлению и поддержанию работающих мощностей.

Стоит ли ожидать роста строительного рынка в 2017 году?

Думаю, стоит. Дно ямы Украина прошла в 2014-15 годы. Далее, к сожалению, темпы роста будут замедляться, но в абсолютных цифрах объем рынка будет значительным.

Какие крупные объекты имеются в портфеле Института сегодня?

Наиболее значимые – это цех по производству окатышей №2 (ЦПО-2) Северного горно-обогатительного комбината (г. Кривой Рог). Мы занимаемся обследованием и разработкой рекомендаций по усилению металлоконструкций, которые находятся в неудовлетворительном состоянии. От комбината также есть запрос на проведение аналогичной работы в ЦПО-1.

Институт проектирует здания для различных торгово-развлекательных центров и торговых точек сети Эпицентр.

В отдельное направление нашей деятельности стоит отнести высотные сооружения для сотовой связи, которые сегодня строятся в достаточно большом количестве. Институт занимается проектированием как новых опор, так и обследованием действующих. А в середине сентября мы получили предложение обследовать Киевскую телебашню, которую Институт проектировал еще в 60-х годах прошлого столетия.

Какое конкурентное преимущество Института перед другими игроками рынка проектных услуг?

Мы имеем значительный опыт работы в Украине и в странах бывшего Союза. За 72 года сотрудниками Института выполнено около 35 тыс. проектов различной сложности.

Институт является базовой организацией Минрегиона Украины, что играет немаловажную роль, когда речь идет о проектировании крупных и достаточно сложных объектов. К примеру, на днях к нам поступило два предложения на обследование Международного выставочного центра – место проведения конкурса Евровидение 2017 и НСК Олимпийский – место проведения финального матча Лиги чемпионов 2017-2018.

Поскольку Институт выполнял адаптацию европейских стандартов в области металлостроительства в Украине, наши специалисты хорошо знакомы с Еврокодами. Думаю, именно этот фактор сыграл свою роль, когда Институт пригласили адаптировать к украинским нормам чертежи французской компании NOVARKA для возведения защитного покрытия 4-го энергоблока Чернобыльской АЭС.

Работаете ли Вы на зарубежные рынки? Интересен ли европейский рынок проектных услуг?

Работаем, но в небольших объемах. Институт постоянно ищет выходы заграницу и, конечно, европейский рынок интересен для нас. Однако выйти в Европу достаточно сложно из-за плотности рынка и серьезной конкуренции. Мы ищем контакты в бывших республиках Союза – Казахстан, Грузия, Молдова. За последнее время в этих странах мы имели заказы на проектирование объектов. Контакты с Россией практически прекращены.

В вопросах проектирования стальных конструкций опыт каких стран, по Вашему мнению, является наиболее прогрессивным?

Каждая страна нарабатывает какие-то новые конструктивные и технологические решения применительно к тем условиям, в которых они эксплуатируются. К примеру, значительная доля жилищного строительства в Великобритании ведется с применением металлоконструкций, а в Японии этот показатель достигает практически 100%, что объясняется сложными сейсмическими условиями в этих странах.

Украина имеет прогрессивный опыт применения стали в строительстве. Наши конструктивные решения и проектные расчеты находятся на одном уровне с наработками проектировщиков из развитых стран мира, а в некоторых аспектах украинские разработки даже лучше, поэтому другие страны могут перенимать наш опыт.

Ведет ли Институт разработку новых типов металлоконструкций сегодня?

Расскажу в сравнении с советским опытом. В Союзе разработка новых типов стальных конструкций была очень регламентирована. То есть, реализовывалось значительное количество типовых проектов, а для разработки каждого нового типового проекта требовалась разработка и новых типов металлоконструкций.

Сегодня же для каждого объекта применяются какие-то свои нюансы, новшества и подходы, как в расчете, так и в проектировании. Индивидуальные конструктивные решения применяются к каждому отдельному объекту. К примеру, взять условно стандартные магазины торговой сети Эпицентр, которые с виду типичные, однако в каждом из них есть свои конструктивные особенности.

В Украине уже два года действуют Еврокоды, в имплементации которых Институт принимал участие. Расскажите, с какими трудностями сталкивались в процессе их разработки?

Каких-то особых трудностей в адаптации Еврокодов в Украине не было. Были технические рабочие моменты, например, подбор соответствующих терминов и аналогов, которые по своему наполнению должны полностью соответствовать английским терминам.

По структуре Еврокоды состоят из двух групп документов. Первая – непосредственно сами Еврокоды (их всего 58), а вторая – национальные приложения, учитывающие технические нормы и особенности каждой страны. Основная работа была связана с правильным изложением существующих условий в Украине применительно к тем требованиям, которые в этих Еврокодах прописаны.

Есть ли трудности перехода Украины на Еврокоды?

Переход на Еврокоды достаточно прост. По сути, это те же ДБНы, учитывающие ряд дополнительных моментов, только используемые в Европе.

Хочется отметить, что за последнее время в Украине наблюдается большой прогресс в имплементации евронорм и стандартов. Украина продемонстрировала серьезное намерение вступить в европейское сообщество и работа в этом направлении постоянно идет. Если мы хотим жить по-европейски, то должны соответствовать европейским правилам, а использование Еврокодов – это только одно из небольших составляющих этого соответствия.

А_Шимановский

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *