АЛЮМИНИЕВЫЕ СКРЕПЫ

Российский бизнесмен Олег Дерипаска сделал вполне ожидаемый ход. Все свои украинские активы, в первую очередь, Николаевский глиноземный завод, он уступил крупному сырьевому трейдеру и давнему партнеру – компании Glencore. Теперь у НГЗ появился швейцарский иммунитет, но завод продолжает оставаться в орбите влияния «Русского Алюминия».

Тучи над глиноземом 

19 октября Антимонопольный комитет Украины разрешил зарегистрированной в Швейцарии компании Glenсore приобрести две компании, которые де-юре владеют 100% акций Николаевского глиноземного завода – «Алюминий Украины» и «Гуардон Украина», а соответственно стать единственным и неповторимым хозяином НГЗ. До сих пор конечным бенефициаром всех этих активов был российский бизнесмен Олег Дерипаска – создатель холдинга РусАл, одного из крупнейших производителей алюминия в мире. В дирекции завода, утверждают, что новый владелец вступит в свои права в ближайшие дни, а специалисты из Glenсore уже едут в Николаев.

Не так давно у Дерипаски было два крупных актива в Украине – Запорожский алюминиевый комбинат и Николаевский глиноземный завод. В 2015 г. первый из них вернули в государственную собственность, небезосновательно предъявив РусАлу невыполнение инвестиционных обязательств. По большому счету ЗАлК и так простаивал, и перестал составлять интерес для Дерипаски. Все, что мог выжать из предприятия, он уже выжал. Но обиженный бизнесмен пошел на конфронтацию, выдвинув встречные судебные претензии украинской стороне почти на 40 млн долл. и тем самым приблизив зону риска к своему другому активу.

В Верховной Раде образовалась специальная контрольная комиссия для изучения обстоятельств приватизации НГЗ и хода выполнения инвестором своих обещаний. Генеральная прокуратура Украины заинтересовалась хозяйственной деятельностью завода в Днепро-Бугском порту. В сентябре прошлого года РусАл, а также связанная с ним оффшорка Judson Trading Limited, и их официальные лица попали в санкционный список в Украине. А это тянет за собой временное ограничение права пользоваться принадлежащим ему имуществом, ограничение торговых операций на территории Украины, предотвращение вывода капиталов за пределы страны, приостановление исполнения экономических и финансовых обязательств, полный запрет на совершения сделок по ценным бумагам. Иными словами, возникла реальная угроза потери контроля над НГЗ. И если утрату ЗАлКа холдинг Дерипаски пережил, даже не чихнув, то без НГЗ вся алюминиевая цепочка в группе если и не рассыплется, то будет постоянно находиться в очень напряженном состоянии.

Украинский завод является вторым по масштабу производителем глиноземного сырья в РусАле после ирландского Aughinish Alumina, да и то, уступает ему совсем немного. За 9 месяцев 2017 г. НГЗ произвел 1244 тыс. тонн глинозема, его ирландский коллега – 1448 тыс. тонн. Санкции не привели к прекращению поставок сырья из Украины на алюминиевые заводы Дерипаски в России, но интенсивность их все же уменьшилась. Если в 2016 г. на продукцию НГЗ приходилось 15,6% от всех поступлений глинозема для группы РусАл, то в первом полугодии-2017 эта доля сократилась до 10%. В третьем квартале текущего года НГЗ даже снизил на 3,5% объемы выпуска продукции. Игнорировать тревожные звонки дальше было бы слишком опрометчиво со стороны Дерипаски. Поэтому он сделал вполне прогнозированный шаг, уступив украинские активы своему самому близкому деловому партнеру с Запада. И теперь уже никто не сможет упрекнуть, что украинский завод работает на страну-агрессора. Приличия соблюдены, схемы сохранены.

Старина Glen

Glenсore является не просто многолетним и проверенным поставщиком бокситов в Николаев, чем занимался еще задолго до появления в городе людей из РусАла. Glenсore с пакетом в размере 8,75% акций сегодня входит в число акционеров UC Rusal – главной управляющей компании в алюминиевой вертикали Дерипаски. Но и это еще не все. Сегодня между российским магнатом и швейцарским трейдером завязывается еще более прочный союз. Поэтому продажа Дерипаской НГЗ следует воспринимать не только как инструмент обхода украинских санкций, но и как элемент глобальной сделки между двумя этими партнерами.

В частности, лидер РусАла и руководство Glenсore уже достигли предварительных договоренностей об обмене доли швейцарцев в UC Rusal на акции другой компании Олега Дерипаски – En+. У последней спектр деятельности шире – охватывает не только алюминиевую металлургию, но и электроэнергетику, и добычу угля. При этом в РусАле Дерипаске приходится мириться с существованием фрондирующих миноритариев – Виктора Вексельберга и Михаила Прохорова. В En+ он полноправный хозяин. По оценкам аналитиков, в случае размена активами с Glenсore швейцарцам отойдет 8-10% En+. Glenсore, как сырьевой трейдер, в этом заинтересован, поскольку ожидает получить доступ к дешевым угольным ресурсам в России. Дерипаска же в ответ обретает более приглядную витрину для своей любимой компании. В преддверии ее вывода на IPO в Лондоне иметь в акционерах авторитетного западного партнера — дорогого стоит. Это вам не Внешторгбанк России.

Из Топ-5 глобальных сырьевых трейдеров Glenсore больше всего завязан своими бизнес-интересами на Россию. В конце прошлого года он, например, прогремел по всему миру сделкой по вхождению совместно с Катарским инвестиционным фондом в капитал государственной «Роснефти». За это президент РФ Владимир Путин наградил гендиректора компании Glenсore International орденом Дружбы. А Glenсore теперь стала крупнейшим торговцем нефтью российского сорта Urals на мировом рынке.

Что все эти акционерные игры означают для НГЗ? На самом деле почти ничего. «Предприятие продолжит работать в обычном режиме, производя продукцию в соответствии с действующими контрактами», – сообщил в обращении к трудовому коллективу генеральный директор завода Дмитрий Мирный. По его словам, РусАл уже ведет переговоры с Glenсore о сохранении поставок глинозема. В позитивном исходе этих формальных переговоров вряд ли кто-то сомневается. Нет смысла новому хозяину менять и схему поставок бокситов на НГЗ, которые сейчас закупаются преимущественно в Гвинее. Рыночных оснований для сворачивания объемов производства не наблюдается. Скорее, наоборот – сейчас на рынке уже наблюдается некоторый дефицит алюминия. По оценкам РусАла он уже составляет 800 тыс. т, а зимой может увеличиться еще больше, если оправдаются ожидания относительно закрытия ряда «грязных» алюминиевых и глиноземных производств в Китае. По итогам 9 месяцев 2017 г. спрос на данный метал вырос в мире на 6%, а цены на него в третьем квартале резко рванули вверх, достигнув в сентябре отметки 2164 долл./тонну – максимума с декабря 2012 г.

Наконец, НГЗ уже не сможет рассматриваться украинскими правоохранительными органами как потенциальный объект ареста имущества Олега Дерипаски, если будет доказано, что структуры РусАла причастны к умышленному уничтожению Запорожского алюминиевого комбината. СБУ совместно с Генпрокуратурой Украины еще ведут расследование по этому поводу. Этого риска Николаевский глиноземный, похоже, избежал. Однако после Дерипаски у завода осталась еще одна серьезная проблема, которую Glenсore придется решать самому.

Причальная история

Пока Антимонопольный комитет рассматривал обращение Glenсore, Хозяйственный суд Николаевской области изучал иск местной прокуратуры о расторжении договора аренды причалов в Днепро-Бугском порту, заключенного между НГЗ и Фондом госимущества Украины в 1999 г. и пролонгированного в 2014-м. На причалах №№ 1-2 завод сейчас работает сам, причалы №№ 3-5 – сдаетв субаренду. 10 октября суд согласился с доводами прокуратуры, что этот договор невыгоден государству, приносит бюджету ущерб, поэтому постановил его расторгнуть.

Для швейцарского трейдера, который фактически уже принял вахту на НГЗ от РусАла, это стало неприятным сюрпризом. Тогда как местные власти восприняли вердикт с ликованием. «Это победа, — написал на своей Facebook-странице глава николаевской облгосадминистрации Александр Савченко. — За время аренды с 98-го года государственное имущество не улучшалось, а те несущественные поступления, от аренды по неконкурентным ценам не оставались в местном бюджете и даже на счету громады и Николаевщина вообще ничего не получала». По мнению Александра Савченко, неконкурентное и монопольное использование РусАлом причалов в Днепро-Бугском порту создавало преграды для развития многих других предприятий. В областную администрацию не раз поступали жалобы, что на арендованных причалах НГЗ снимает со сторонних пользователей портовые сборы, которые в несколько раз выше, чем в других портах Украины.

По данным Мининфраструктуры Украины, за период с 2015 г. по апрель 2017-го Николаевский глиноземный получил 282,8 млн грн доходов от судозаходов. При этом, согласно информации от самого НГЗ, за 2014-2016 гг. он перечислил государству 53,8 млн грн арендной платы. Т. е. в среднем по 18 млн грн в год. Не слишком густо.

Скорее всего, НГЗ еще будет оспаривать решение Николаевского хозяйственного суда. Но можно предполагать, что ради гладкого вхождения в Украину Glenсore согласится на пересмотр арендных договоров — либо в части увеличения платы, либо в части отказа от тех причалов, которые напрямую не используются для перевалки бокситов. К последним в порту уже выстроилась очередь из потенциальных претендентов на операционное управление, прежде всего, из сектора АПК. В данных обстоятельствах особого пространства для маневров у Glenсore нет. Если ему заблокируют работу порта, будет совсем кисло. Тем более, что при нынешнем всплеске цен на глинозем и алюминий у нового владельца НГЗ появился и дополнительный финансовый задел, чтобы покрыть увеличение собственных портовых расходов в Николаеве.

Источник: Минпром

,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *